Бывший трейдер UBS Квеку Адоболи был приговорен к семи годам тюрьмы по обвинению в крупнейшем мошенничестве в истории Великобритании, его признали виновным в нанесении ущерба швейцарскому банку в размере $ 2,3 млрд. (1,4 млрд. фунтов).

32-летний экс-трейдер UBS без соответствующей на то санкции превышал персональные лимиты по трейдингу и для сокрытия этого проводил фиктивные сделки, хотя на суде заявил, что все, что он сделал, имело целью получить прибыль для UBS и было сделано в соответствии с культурой банка.  Он плакал на скамье подсудимых, когда его адвокат попросил судью проявить милосердие, описывая его как чувствительного, трудолюбивого молодого человека, который всегда старался выполнять свою работу как можно лучше.  "Ваша грехопадение в результате этих убеждений является захватывающим",- сказал судья.  "Вы были слишком высокомерны, чтобы думать, что правила банка для трейдеров не относятся к вам".  Цены акций UBS упали более чем на 10 процентов в день ареста Адоболи.  Освальд Грюбель позже ушел с поста исполнительного директора.  Том Naratil, главный финансовый директор банка, сообщил суду в ходе судебного разбирательства,  что UBS намерен отказаться от части инвестиционного бизнеса, что повлечет за собой не только уменьшение бонусов для остальных сотрудников, но и увольнение около тысячи работников банка.  Он уверял, что это не связано с делом Адоболи, но источники говорят, что это не случилось бы без встряски, вызванной скандалом.  Адоболи на заседании суда выглядел серьезным, но склонил голову, когда услышал первый обвинительный приговор.  Его отец Джон, отставной сотрудник Организации Объединенных Наций, сел в общественных местах позади.  Судья отклонил запрос защиты, чтобы Адоболи, который был освобожден под залог, мог находиться с семьей до окончательного приговора по его делу.  Как только приговор огласили, Адоболи был уведен полицией.  Экс-трейдер будет находиться в заключении половину своего семилетнего срока, прежде чем выйти на свободу.  С учетом времени, уже проведенного в заключении и под залог, он может выйти из тюрьмы уже через два с половиной года.  Работники полиции, расследовавшие деятельность Адоболи после его признания в потерях от фиктивной деятельности своим коллегам в переписке по электронной почте, сказали, что Адоболи является одним из «самых изощренных мошенников, с которым они когда-либо сталкивались». Адоболи же не признал себя виновным по двум обвинениям в мошенничестве путем злоупотребления служебным положением и в написании четырех ложных отчетов, охватывающих период с октября 2008 года до его ареста 15 сентября 2011 года.  Адоболи всегда оспаривал аргументы обвинения, настаивал, что его незаконная деятельность была лишь желанием получить больший бонус, попыткой сделать все возможное для банка, которого он считал своей семьей.